28.08.2008

Заборная 2


***
Забор – глухая ограда, изгородь, ограждение от чего? вероятнее всего от кого? Они бывают разными – железными и кирпичными, деревянными и бетонными… Замыкающими пространство, одиноко стоящими, даже перенесенными в галерею… Но всегда что-то отделяющими, прочерчивающими линию, граничащими, подводящими некий итог… Итог чего
Разве бывают выставки на заборе? И вообще, выставка ли это? Скорее напоминает объявления – один повесил, другой посмотрел… Или это похоже на заметки, послания, сообщения художников… Помните, как Апеллес, не застав Протогена в мастерской, прочертил на доске тончайшую линию как свидетельство своего визита. Вернувшись, Протоген увидел совершенную линию и понял, что приходил Апеллес. В ответ он провел свою, еще более тонкую линию и вновь ушел. Затем Апеллес провел третью линию, разделив первые две, что между ними уже нельзя было ничего больше нарисовать…
Нечто подобное много веков спустя… Первый пришел, повесил работу, ушел пить (какая же выставка без фуршета?!). Попозже пришел второй (не могут же все художники приходить вовремя… это аксиома), посмотрел, заценил, повесил свою работу, сравнил, пошел выпить и т.д. и т.п. Так все ходят с бокалами (для лучшего понимания современного искусства), смотрят или даже не смотрят, в основном пьют… Ближе к вечеру первый забрал свою работу, пошел домой отдыхать, приходить в чувства и создавать новые шедевры. Аналогично – второй, третий – все по очереди…
Остался вновь пустой забор… А была ли выставка? 
Опять все с «нуля»… Все с чистого листа, точнее с нового забора…  
Горбунова Ксения, искусствовед 
P.S.:…«Подзаборная» - привычный итог удавшейся выставки… Ведь что может быть важнее фуршета на открытии выставки?.. 










СМИ о выставке:
НТС:

5 Академия абстракционизма: августа 2008 *** Забор – глухая ограда, изгородь, ограждение от чего? вероятнее всего от кого ? Они бывают ...

20.08.2008

В жаркий полдень поиски ручья


Мозаичный абстракционизм.

Довгань Владимир Владимирович – один из лучших севастопольских художников-абстракционистов, в чьих живописных произведениях эмоциональная стихия соединяется с глубокими философско-аналитическими размышлениями. Художник, создавая на плоскости удивительную пространственно-цветовую среду, постоянно экспериментирует с различными художественными средствами, техниками и формами.
Довгань обращается к условному, абстрактному языку, позволяющему выразить безгранично широкий диапазон содержания, при этом основой для многих работ являются реальные вещи и пейзажи. Художник словно выхватывает из окружающей действительности различные предметы, расчленяет их, абстрагирует, рассматривает отдельные составляющие. Затем, как мозаику, он собирает из получившихся частей новое целое, новую форму, создает свою модель мира, свою собственную действительность, предлагая видеть по-другому и пользоваться иными критериями.
Первоначально глядя на картину, зритель видит контуры фигур и предметов, но рассмотреть их мешают тревожащие глаз мириады цветовых пятнышек. Всматриваясь, мы различаем, как эти мельчайшие мазки, прописанные сверху по фону, соединяются и образуют более крупные формы-образы, будь то цветок, фигура или пейзаж… Постижение содержания работ требует определенной работы зрительского интеллекта и напряжения. Содержание картин Довганя в определенной мере закодировано, так как включает в себя многозначность, символичность содержания, многоплановость.
Последовательно и целеустремленно, от работы к работе, В. Довгань раскрывает тайны жизни, как если бы изначально существовала некая, известная лишь ему самому программа анализа. Художник-исследователь превращает живописный процесс в педантичный анализ каждого сантиметра изобразительной поверхности. Его понимание формы включает такие качества, как атомичность, трехмерность, объем. Каждый мелкий мазок символизирует творческое напряжение в преодолении инерции материала, и в результате, по мысли автора, из «атомов» слагается целое.
Художник заставляет оживать каждый миллиметр поверхности. Это размышление о форме как таковой и об элементах связи между атомистическими структурами, между тысячами и тысячами точек. Здесь есть что-то от филоновского принципа «точка – единица действия», где каждая форма и каждая частица цвета воздействуют на чувства человека, как своеобразный путь органического роста произведения, стремление к «сделанности биологического роста», когда автор подражает не формам природы, а самому способу, процессу природного формообразования.
Тоже самое можно сказать и про радостные мозаичные акварели В.Довганя. Художник использует выразительность размывок и затеков на заднем плане, что создает эффект легкости и воздушности изображения, а затем он прописывает различные детали, сочетая чистоту цвета, богатство и тонкость оттенков с построением формы и пространства цветом. Акварели Довганя привлекают своей свежестью, беглостью впечатления, безграничным разнообразием тончайших цветовых оттенков – цвета в работах то сочны и звонки, то воздушны, едва уловимы, то плотны и напряженны. Белый или красочный фон, который просвечивает сквозь передний план, текучие, мягкие, светлые переходы тонов, тончайшие цветовые нюансы, всевозможные световые эффекты – вот главные черты акварельных работ В. Довганя.
Гармония произведений живописи и графики В. Довганя достигается благодаря тонкому взаимодействию цветов и форм, превращающихся из элементов профессионального мастерства художника в объективную ценность искусства. Эти абстрактные картины переносят нас в пространство окружающих вещей и тем самым помогают лучше понять то, что раньше казалось случайным и незначительным, – они заставляют нас искать во всем следы искусства… 
Горбунова Ксения,
искусствовед








СМИ о выставке:
НТС:


5 Академия абстракционизма: августа 2008 Мозаичный абстракционизм. Довгань Владимир Владимирович – один из лучших севастопольских художников-абстракционистов, в чьих живопи...

03.08.2008

Мазня


***

В 1962 году на выставке к тридцатилетию МОСХа Никита Сергеевич Хрущев спросил у группы советских модернистов в Манеже: «Вы и есть те самые, которые мазню делают?» Но Хрущев был не первым и, увы, не последним, кто назвал произведения современного, в том числе абстрактного (и не только), искусства «мазней» (по словарю – «неумелое, неряшливое рисование, пачкотня, плохой рисунок»).
Очень часто можно услышать: «Это не картина, а мазня. Так каждый дурак может нарисовать»… А вот возьми кисточку и попробуй нарисовать. Думаю, первые десять работ будут созданы под девизом «Я же говорил, что это легко и я так могу». А потом начнутся трудности (так называемые «муки творчества») – как нарисовать, чтобы уже не повторяться? чтобы «мазня» была не мазней, а картиной? каким образом, нанося на грубый холст неприглядные, казалось бы, неряшливые мазки, можно передавать свое настроение, чувства, выражать свои идеи, мысли?
Ведь мазать может каждый, но мазать можно по-разному. Можно, к примеру, долго и нудно размазывать какие-то «сопли» на холсте. И даже одного взгляда будет достаточно, чтобы понять всю глубину вымученности, выстраданности картины. А можно и по-другому – быстрыми, легкими мазками, энергичными разбрызгиваниями, красочными наплывами или потеками создать, поверьте мне, отличную мазню, которую, к сожалению, мало кто оценит…
И почему одни могут творить красоту, другие – нет? Отчего у некоторых выходит мазня мазней, а у других – шедевры? По какому наитию кому-то удается сотворить такое чудо, что потом человечество любуется им веками?
Полагаю, на эти вопросы толком не сможет ответить никто. Потому что творчество – процесс сложный и необъяснимый. И не суть важно – живопись это или поэзия, музыка или архитектура. Главное, что есть такие люди, которые могут заставить остальных замереть от восторга или вздыхать от зависти. 
Горбунова Ксения,
искусствовед







СМИ о выставке:
НТС:

5 Академия абстракционизма: августа 2008 *** В 1962 году на выставке к тридцатилетию МОСХа Никита Сергеевич Хрущев спросил у группы советских модернистов в Манеже: «Вы и ес...
< >