01.08.2004

Абстракционизм на бумаге

Выставка «Абстракционизм на бумаге» (1-10.08.2004), галерея «Арта» (пр. Нахимова 7, Севастополь) совместно с Симферопольским художественным музеем (ул. К. Либкнехта 35, Симферополь)

Абстракционизм на бумаге.

В начале августа в Севастопольской частной галерее "Арта" открылась выставка "Абстракционизм на бумаге". В 27 красочных работах были представлены откровения 12 авторов, членов "Академии абстракционизма". Среди них уже признанные мастера (Бойченко В., Якшин Г., Довгань В., Левина Л., Никольская Т., Домбровская И.), а также начинающие художники (Поповский С., Кожаев В., Прокопенко М., Дементьев Д., Деменкова Н.). Автором проекта выступил Владимир Бойченко – участник целого ряда престижных выставок неформального искусства в Москве.
Близкие по духу мастера графики, живописи, дизайна не случайно объединились в "Академию абстракционизма", которая официально существует всего год. До этого художники успешно работали в составе творческой группы, считая себя приверженцами классического авангарда. "Авангард – это не стиль, не техника, это состояние – состояние духа", - так определяет основную идею Академии ее председатель В. Бойченко. Работы мэтров "Академии абстракционизма" не раз удостаивались высоких призов и дипломов. Произведения В. Бойченко, В. Довганя, Г. Якшина находятся в музеях и частных галереях России, Украины, Турции, Италии, Болгарии, США, Франции, Германии. Некоторые художники, например, В. Довгань и Т. Никольская, нашли себя не только в живописи и графике, но и в преподавательской деятельности.
"Абстракционизм на бумаге". Почему "абстракционизм"? Абстракционизм – отвлеченное, беспредметное искусство. Это не просто эпатаж, отказ от приевшейся обыденности, повседневности, избавление от мнения обывателя – это шаг в другое измерение, в новый мир, открывающий безмерные возможности. Это свобода от предрассудков. Как утверждает Бойченко, "абстракционизм – это супер-авангард авангарда. Это освобождение мозгов". Это все и ничто одновременно. Эта неопределенность содержит богатые и разнообразные образы и идеи. Она глубока и темна, но в ней скрыты понятия и предметы, которые обладают высшей действительностью и достоверностью. "Художник – это исследователь. Он расчленяет действительность на отдельные составляющие, потом складывает и смотрит, что получилось. Общий результат должен быть больше простой суммы всех частей. В этом все и дело" (П. Прокопенко). "Мы присутствуем при пиршестве формализма в его крайних формах. Это обжорство пятнышками, черточками. Это упоение цветом, светом" (В. Бойченко). Это стремление к истине, которая может быть выражена визуально в виде графики, живописи.
"Абстракционизм на бумаге". Почему же на бумаге? Бумага – уникальный материал. Она разнообразна по назначению и свойствам. Известно свыше шестисот ее видов. На выставке можно увидеть работы, выполненные на различной бумаге – картоне, акварельной, чертежной, печатной и даже оберточной. Очень оригинально выглядят картины В. Бойченко, сделанные на обыкновенной рекламной газете. Сквозь красочный слой просвечиваются куски текста, рисунки, цветная типографская краска. Со временем газете пожелтеет, и тогда картина приобретет совсем другое звучание. Поражает еще одно произведение Бойченко, выполненное на двухметровой оберточной бумаге, помятой, пожатой, продырявленной и порванной. Сам художник любит повторять, что "любая картинка – это вход или выход. Чего? Это уже другой вопрос". Другой севастопольский художник П. Прокопенко утверждает, что "все, с чем мы имеем дело в действительности – это дырки (с той или иной стороны)… Это граница между светом и тьмой". Эти дырки словно двери в другие миры.
Стоя перед этими картинами, начинаешь всматриваться в одну точку. Через пару секунд – ты ее заложник. Ты проваливаешься в тоннель – летишь, ускоряясь – попадаешь во внутрь картины, но не останавливаешься, а все больше и больше углубляешься в бездну – ты уже бессилен сопротивляться. Да, ты смотришь в одну точку, но со временем охватываешь всю картину, даже самые отдаленные ее детали. Постепенно взгляд из глаз переходит в душу – он рождается внутри тебя – и ты начинаешь чувствовать картину.
Будучи прикованным к "двери" нового познания, различаешь все предметные внутренности, осматриваешь, изучаешь их. Взглядом обходишь одну линию, другую, третью. Изломы, изгибы, повороты – все позволяет гулять по картине, открывая новые микромиры.
Пространство уже живет своей жизнью. Десятки, сотни, миллионы плоскостей. Они соприкасаются, пересекаются друг с другом; сталкиваются и разбегаются; сходятся и расходятся; извиваются как змеи; неожиданно возникают из ничего и исчезают в никуда (уходят, не прощаясь). Ты ощущаешь их повсюду – они увиваются за тобой, обгоняют, маячат перед глазами, но догнать их невозможно. Да и нужно ли? Ты, вторгаясь на их территорию, становишься чужаком-путником, случайно подсмотревшим мистерию.
В действо активно подключается цвет, каждый из которых таит обман, хотя и сердце радует. Возможно, сказалось настроение лета – яркие, праздничные цвета, горячий воздух. Вот и на картинах какое буйство, разнообразие красок – это карнавал цвета, его триумф.
Продолжилась выставка "Абстракционизм на бумаге" в Симферопольском художественном музее, где, помимо севастопольских, были представлены симферопольские, московские и петербургские художники. Среди них такие известные, как В. Яшке (выпускник севастопольской художественной школы, ныне представляющий Санкт-Петербург), В. Овчинников (Санкт-Петербург), П. Лахтунов (Москва), М. Шпиндлер (Москва), Э. Штейнберг и другие. Из симферопольских художников были В. Щупак, А. Андреев, В. Хоришко, В. Платонов с шутливой серией "Черные квадраты".
Горбунова Ксения,
искусствовед





На Востоке есть такое искусство "оригами" "складывание предметов из прямоугольного лита бумаги" причем предметы могут быть самые различные, повидимому лист бумаги является некой моделью, метафизической моделью ДАО и художник исследуя эту поверхность исследует самоё сущностное самого мира как проявленного так и не проявленного, а поскольку можно рисовать практически на любой бумаге, как по размеру так и по качеству, открываются бесконечные перспективы…

В. Бойченко




Самое страшное обвинение в адрес абстракционизма - его безъязыкость... красноречиво отодвигается самой практикой искусства, которое в настоящее время может пониматься не только как "разговор двоих", но и "молчание вдвоем"... (ведь художник общается с каждым зрителем особо и отдельно).
Линия, проведенная Апеллесом, сохранись она до наших дней, имела бы особенную, несравнимую значимость, как в наше время значим "Черный квадрат" Малевича, в отличие от всех других нарисованных и ненарисованных квадратов.
Графический знак, графический жест или графическая конструкция обладают специфической выразительностью и смыслом, так как они освобождают потенциальную энергию всей предметной плоскости... В этом смысле "бумага" является антиподом "холсту".
Полноте графической плоскости (которую художник стремится сохранить) соответствует пустота холста, который, с известными оговорками, есть лишь физический субстрат для красочного слоя, создающего живописную ткань...
Эта разница особенно проявляется в плоскости абстракционизма... искусства не только беспредметного, но и суперпредметного... У живописца одни заботы: добывание и подготовка холста, красок, кистей и палитры, сама работа "в красочном сло" ит.д.
У графика для реализации замысла, даже самого спонтанного, мгновенного, всегда найдется что-нибудь под рукой... В одно касание, в одно действие можно начать и закончить "произведение"... С другой стороны - графические технологии (прежде всего гравюра) могут сколь угодно сложно опосредовать работу художника над листом и его общение со зрителем...
"Демократические" преимущества графики (в предельно широком понимании как "искусство бумажного листа"), особо очевидные в абстракционизме, станут наглядными, если мы попытаемся очертить и классифицировать способы работы художника.
Первый способ - работа на бумаге - делится на:
а) собственно рисунок, в котором линии  и пятна насотся на бумагу вручную с помощью различных "пачкающих" инструментов (сухих, мокрых и твердых, цветных и нецветных). Можно достаточно условно выделить три манеры рисования:
·чертежная манера, где линия проводится с помощью линейки, циркуля и т.д.
·каллиграфическая, т.е. художественное письмо.
· собственно рисовальная, с использованием живой, неправильной ("кривой", по В. Бойченко) линии и других пластических конфигураций, насенных на бумагу непосредственно вручную.
b) разнообразные печатные техники, начиная от традиционных, классических и новых, индивидуальных техник гравюры до таких приемов, как фроттаж (натирание), декалькомания (печатание на отлип), транспарант, фотографика и другие возможные техники, в том числе получившая высокий статус сериграфия (шелкография) и, наконец, компьютеная графика. В этом ряду потенциально стоит и "ксерография", дающая авторский, подписанный художником отпечаток на ксероксе;
Второй способ - работа в бумаге: продырявливание, разрывание, разрезывание и "мятие", выдавливание.
Третий способ - работа бумагой на бумаге: аппликация, коллаж, в том числе и чистой бумагой с использованием разницы фактур и "микрорельефа"...
График волен сочетать "всё со всем": в этом отношении понятна распространенность смешанной или авторской техники...
Рассматривая в целом амплитуду "бумажных" техник, мы получим спектр, перекрывающей все виды искусства от "нуля" всех форм до чистых линий, цвета, скульптурных и архитектурных (трехмерных и четырехмерных) форм.
Все это дает нам то "необходимое и достаточное", что определяет область языка бумажного пластицизма (в том числе и абстракционизма в его пределах), вкладывая в понятие "язык" широкий, неформальный смысл. И учитывая те качества современного искусства, которые определяют прозрачность границ между собственно плстическим изображением, иконическим (изобразительным) знаком и абстрактным "письмом".
Есть искушение сказать что-нибудь о специфической содержательности абстракционизма на бумаге... Его семантика строится на соединении чистой предметности мышления со столь же чистым концептом-знаком, и тяготеет к архетипичности, действуя в сфере интимности (но не в узком смысле), т.е. в зоне контакта, где художник, искусство и зритель наиболее непосредственно, естественно общаются друг с другом. Порой понимая друг с друга  с полуслова или вообще обходясь без слов.
Именно здесь и поэтому "абстракционизм на бумаге" может быть сколь угодно доступен (в материальном отношении), не теряя атрибутов подлинности, аутентичности, уникальности художественных смыслов - в плавном ряду от рукотворного рисунка через гравюру и другие формы авторского тиражирования к полиграфии и новым технологиям.
Р. Подуфалый,
искусствовед, зам. директора
Симферопольского художественного музея
по научной работе

На Востоке есть такое искусство "оригами" - складывание предметов из прямоугольного листа бумаги, - причём предметы могут быть самые различные. По-видимому, лист бумаги является некой моделью, метафизической моделью ДАО, и художник, исследуя эту поверхность, исследует самоё сущностное самого мира как проявленного, так и непроявленного, а поскольку можно рисовать практически на любой бумаге, - как по размеру, так и по качеству, - открываются бесконечные перспективы...
В. Бойченко

Серьёзная работа с такой гибкой структурой, как бумажный лист, позволяет художнику лучше ощущать сопротивление материала и его плотность. Острее происходит и взаимодействие с вязкостью красочного слоя, его гиподинамические свойства легче воспринимаются бумагой и точнее фиксируются в её толщи...
В. Довгань


СМИ о выставке:
Севастопольская газета: Абстракционизм на бумаге
5 Академия абстракционизма: Абстракционизм на бумаге Выставка «Абстракционизм на бумаге» (1-10.08.2004), галерея «Арта» (пр. Нахимова 7, Севастополь) совместно с Симферопольским художествен...
< >