11.05.1998

Персональная выставка В. Бойченко «Я – гений, гений – Я»



        Я…

Кто Я?..

Я Гений! Гений Я.

Я… Кто Я?..

Вопрос самоидентификации, по-видимому, наиглавнейший в этой жизни… Где же то зеркало, которое могло бы дать возможность увидеть истинное Я…
Отражение, отражение? Ничто не может быть отражением, даже зеркало; может лишь быть некоторое рассуждение на тему предмета; возможность узнавания, в принципе даже не узнавания, а лишь рассуждение об узнавании, в степени лишь индивидуальной классификации, т.е. разложения по полочкам, и то лишь в том случае, если эти полочки присутствуют у субъекта, рассуждающего об объекте…

Проблема
субъект – объект.
Совсем понятно! (?)
Совсем коротко…

Садится солнце за горизонт. Субъект наблюдающий видит точку захода солнца (объекта) за горизонт (горизонт является лишь иллюзией опять же у субъекта). Встреча одной иллюзии (движение солнца) с другой иллюзией (горизонт) у субъекта создает иллюзию точки (.) (?)
Эту точку мы можем назвать метаграфической, т.е. реально у субъекта, рассуждающего об этом процессе объективно, нет никаких шансов понять ситуацию, рассуждая вовне, но если посмотреть вовнутрь, т.е. идентифицировать себя с (.), то проблема очевидна и существует возможность классифицировать (идентифицировать) метаграфическую точку.
«(рассуждение об отсутствии) чего бы то ни было (показывает на присутствие данного) где бы то ни было»
(В.А. Бойченко)
К вопросу
о  метаграфике…

К вопросу о метаграфике? Впрочем можно сказать о метаживописи… о метаскульптуре… о… – т.е. можно сказать о всех видах классических форм изоискусства, освобожденных от функции обслуживания, но тем не менее мы будем говорить о метаграфике.
Поскольку основа основ рассуждений о метаточке… о метаграфической (.) есть «прерогатива», так сказать, графическая, т.е. не являющаяся даже предметом рассуждения о произведении искусства. Хотя рассуждение об «искусстве – не искусстве» также, по-видимому, является крайней формой и темой совершенно отдельной книги и отдельной выставки, но черный квадрат Малевича является живописью, т.е. метаграфической живописью (опять крайняя форма) и т.д. Поэтому метаграфическая живопись (графика и т.д.) является по сути даже не ментальной формой искусства, а уж скорее каузальной, т.е. в принципе (короткое отступление. Микеланджело говорил, что он лишь освобождает скульптуру, которая заточена в мраморе) мы лишь освобождаем пятнышки, черточки – даже не освобождаем, а лишь фиксируем «здесь» и «сейчас» то, что существует всегда в абсолюте, т.е. в (.) или же в Будде, т.е. мы открываем дверцу в причинно-следственную    (чегой-то), т.е. область того, что не существует в мире ума и сознания (в этом, собственно, и есть тайна искусства) и даже в области чувств… если чувства не «слились» в (.)


Коротко 
о крайних формах

о формах перехода от одного состояния к другому, о «месте» и времени, о чувственном восприятии точки перехода, о погружении в точку…
«Чувственное» восприятие точки перехода позволяет идентифицировать личностное «Я» и Бога (Абсолюта) как одно целое («сохам» – я есть он)
Крайнее проявление изоформ «позволяют» лицезреть Бога (А.) реального из ирреального мира в своих крайних воплощениях эго (Я), страдающего в мире иллюзий. Возможность через классические формы (плоскость, линия, пятно) погружаться в «Я»,в истинное «Я».
Конечно, и ранее художники находили точку перехода (чего стоит «Черный квадрат» Малевича – нарисовать «квант Дхармы»!), но… то были случайные спонтанные проявления, хотя поиск Бога всегда свойственен истинному художнику, но… я выделяю проблему в чистом виде и работаю над ней целенаправленно. А! Эк куда хватил? А что?.. Имею право трудом в этих пограничных областях, поисками, находками, элементами наработок, а вообще-то смотрите, смотрите и еще раз смотрите, только так – глядя непредвзято с открытым сердцем, только с открытым сердцем, ума не хватит, предупреждаю сразу.
Рассуждения, или даже вернее размышления на тему крайних форм или же форм перехода, поиска точки перехода и погружения в нее – в (.) подталкивают нас к разглядыванию ретроградных форм, как форм предшествующих и почти являющихся самое (.), если есть возможность охватить явление в целом…



Проблема 
как охватить целое

являясь лишь частью, т.е. вопрос достаточно праздный и старый (семя и дерево, курица и яйцо). В семени дерево, в дереве семя, то же с яйцом – в яйце курица, в курице яйцо (а в петухе?), т.е. это какой-то непрерывный процесс, так сказать, фракталоподобный (см. фрактал Мандельбротта) инь и ян, проблема двойственности (см. И Цзин, Дао Дэ Цзин). По сути это взгляд под углом примерно 45° (45°) над или под… это неважно, поскольку «под» и «над» являются виртуальными и имеют как бы одномоментное проявление в мире форм и в мире неформ, одновременно являясь реально и нереально, хотя рассуждение о реальности в данном контексте спорно… Взгляд в какой-то отражающий прибор (художник – вот идеальный отражающий прибор), художник должным образом «настроенный», т.е. медитация на 16 направлений позволит вычленить фрактал всего процесса, а очищенный фрактал даст семя (.) всего процесса в целом, лишив Вуали (Майя), или, вернее, отражение отраженного, т.е. медитации приведет нас к Будде (.)
«Отраженные фракталинки» – продукт работы «отражающего прибора» (художника), овеществленные в материале (линия, пятно, цвет) – в данном случае берем классические формы станковой живописи и станковой графики как наиболее доступные формы общения.
Внутренний процесс в слоях Дхармы создает иллюзию (майя). Созерцая отстраненно иллюзию, видим Будду, медитирующего на проявленном непроявленном и (.) между. Мои картинки являются входом в состояние отстраненности, как продукт жизнедеятельности коровы помогает расти огурцам.

ХА      ХА      ХА

АХ      АХ      АХ.

В.А. Бойченко
1998




5 Академия абстракционизма: мая 1998         Я… Кто Я?.. Я Гений! Гений Я. Я… Кто Я?.. Вопрос самоидентификации, по-видимому, наиглавнейший в этой ж...
< >